Денис Смолин: Как я доверил свою жизнь в руки Господа

21 Март 2017 0

Последний раз мама стояла между нами несколько лет назад. Но на её лице не было такой улыбки, как сейчас. Она разнимала нас, когда мы с братом не могли поделить наркотики. Я помню, что она закрывала глаза и повторяла: "Господи, это сон... Мне это снится... Мне нужно проснуться!" Но это был не сон... 

Меня зовут Денис, мне 31 год. Я и мой родной брат Дима росли в обычной семье. Детство было как у всех в то время. И, так как, разница в возрасте небольшая, у нас были общие друзья, интересы, увлечения, и пробовать вещества, изменяющие сознание, мы тоже начали вместе. Так сказать, не отставали друг от друга. В 11 лет я курил сигареты, в 14 лет попробовал алкоголь (в то время все взрослые гнали самогон "для себя", и не составляло труда разбавить 3-х литровую банку самогона водичкой и напиться с "друзьями"). С 14 до 16 лет моя жизнь была, как я считал, яркой и красочной. Вперемешку с алкоголем в мою жизнь ворвались лёгкие наркотики. Я, перестав ночевать дома, стал считать себя взрослым и самостоятельным, ведь я начал торговать травой и уже мог "обеспечить" себя сам). А дальше как по учебнику... 

Бил себя в грудь, что никогда не попробую тяжёлые наркотики, типа героина - я же не дурак, как вон те... 

В 16 лет я понюхал героин, потому что все начали нюхать… "Да чтобы я когда-нибудь укололся... Я что наркоман, что ли? Это они вон слабаки. Я так, по выходным и всё!". В 18 лет я уже плотно сидел на игле. Дима тоже быстро влился в эту тему. 

Начались первые кражи из дома. Даже инсценировали ограбление со взломом своей собственной квартиры. Торговать героином я начал, когда родители повесили замок на дверь своей комнаты. "Всё, теперь можно жить! Всегда есть наркотики и деньги на развлечения. Ещё и родители отмазывают от армии". 

Дозу я разогнал очень быстро. Я просыпался с мыслью о наркотиках и засыпал с ней же. В то же время я считал, что могу контролировать употребление. Конечно, были попытки бросить самому, но хватало меня максимум на неделю. 

В 21 год я уже понимал, что нужно кардинально что-то менять, иначе дело плохо... Я решил пойти в армию, считая, что за два года забуду о старой жизни и начну новую. Попал в Москву, в хорошие войска. Успешно закончил учебку, получил звание сержанта, должность командира отделения, и всё шло хорошо. Год службы миновал, и в Москву приехали мои друзья, с которыми я раньше употреблял. Они рассказали, что в Москве есть наркотики ещё лучше, чем героин. Я, не задумываясь, подписал контракт на 5 лет, чтобы свободно выходить за пределы части и употреблять скоростные наркотики: амфетамин, винт и т.д. По сути, я подписал контракт для того, чтобы колоться. Один из моих друзей умер еще до того, как я вышел за забор, но и это не насторожило меня. "Ведь я не такой. Это у него так получилось. У меня будет по-другому", - говорил я себе. За пару месяцев я "уселся" на "винт". Как-то умудрялся совмещать употребление со службой (тогда я уже получил звание прапорщика и должность старшины роты). Я считал, что наркотик мне даже помогает, повышает мою работоспособность, выносливость. Но... 

Опять заблуждение! После недельных "марафонов" мне было так плохо, что я не мог не только работать, но и двигаться. Узнаю, что болен гепатитом… Опять решаю бежать. На этот раз обратно в Омск, надеясь, что там уже начну с чистого листа, да и наркотиков таких нет, как в Москве. Буду покуривать травку, как все. Ещё и жена (а я тогда был женат) была не против того, что я курю траву. Ей вообще было психологически выгодно, что я употребляю наркотики и алкоголь, ведь она была созависима и сама любила выпить. Я перевёлся в Омск, в одну из воинских частей. Встреча со старыми "друзьями" не заставила себя долго ждать. Через месяц я уже варил "винт" в каком-то притоне. Спустя какое-то время я уже не мог играть две роли (роль наркомана и роль порядочного офицера). Конечно же, я выбрал наркотики и уволился с военной службы. Купил машину и возил торговца героином по его делам. За это он щедро меня угощал этим зельем. Если кто-то знает, что такое "весовая доза", тот поймёт. Я сидел на ней. Тогда была моя первая передозировка. После неё я опять решил завязать... сам. Продал машину, раздал долги, закрылся дома на неделю. Тогда мама впервые узнала о моей проблеме. Я обещал ей, себе, Богу, что не буду больше употреблять. 

Устроился на завод по профессии "станочник широкого профиля", которую получил ещё в училище. За соседним станком заметил человека лет 40, которому было плохо, его тошнило прямо в станок. Я сразу понял, что ему не плохо, он под героином. Я подошёл к нему сам, с фразой: "Рыбак рыбака видит издалека". Общий язык мы нашли сразу, когда во время обеда поехали не за пирожками, а за порошками. На заводе мы устроили массовую торговлю героином через проходную. Мой брат тоже быстро подключился к этому делу. Конечно, наша деятельность не осталась без внимания сотрудников ГНК. Две негласные закупки уже были сделаны и сняты на камеру. О контрольной закупке нас предупредили, и мы успели скрыться через другую проходную. Больше на завод мы не вернулись. Легли на дно. Перестали продавать, но не употреблять. 

Весной 2012 года, когда в городе появились синтетические наркотики, мы, конечно, об этом узнали одними из первых. С этими веществами всё было намного хуже. Люди высыхали, сходили с ума, кончали с собой и просто вымирали за считанные месяцы. "Но это они, со мной такого не случится", - продолжал думать я. Не буду описывать все ужасы, которые происходили до осени, скажу только, что я ушёл из дома и начал активно употреблять и торговать этими наркотиками. Хватило одного лета, чтобы остаться одному, в отчаянии и одиночестве. Я снял квартиру, обложился наружным наблюдением и продолжал погибать, вкалывая в себя всё, что растворяется в шприце. 

Знакомство с врачами и больничными палатами началось, когда я заболел пневмонией. Причём, скорую я вызвал, только когда закончились наркотики - я "лечился" своими лекарствами. Из первой больницы я сбежал через 2 дня. Успел только сдать анализы и домой. Через пару дней, когда мне стало хуже, я снова вызвал скорую и собрал вещи. Раздался звонок, мне сообщили, что анализы крови показали ВИЧ. В больнице поставили диагноз "двухсторонняя пневмония", но из-за отсутствия вен было сложно ставить капельницы и мне поставили катетер. Но я быстро нашёл в этом плюс и начал колоться через него. Врачам не понравилась моя кардиограмма, и вокруг меня собрался консилиум, когда делали ЭХО. Я помню то чувство, когда они между собой говорили о каком-то заболевании сердца, и что для моего возраста это очень рано. Впервые за всё время моего употребления я вспомнил про маму и подумал, каково ей будет хоронить сына. Диагноз звучал так: "эндокардит трикуспидального клапана" (клапана, отвечающего за прохождения всех вен). Я уже не сдерживал слёз, когда меня резали на столе, чтобы поставить катетер в главную вену, которая находится под ключицей. Мне вывели шланчик с крышечкой для капельниц. Со стороны это выглядело так, словно трубка торчит прямо из сердца. Всё вокруг меня закрутилось. Из СПИД-центра приехала заведующая, допрашивала, взяла кучу пробирок с моей кровью. Меня перевели в терапию на второй этаж. В это же время мой дядя лежал на четвёртом этаже, в хирургии, и уже умирал. Но брат привозил мне наркотики, и я делился с любимым дядей, пока его не выписали домой со словами: "У нас тут не хоспис". Мой лечащий врач вызвал мою маму и сказал ей, что мне осталось максимум месяца три. Дядя умер через месяц. На похоронах были военные почести (он был ветераном афганской войны), несли перед гробом медали, играла на повторе песня группы Queen "Шоу должно продолжаться", оружейные залпы на кладбище. Но я почему-то не плакал. 

После этих событий я стал жить в комнате дяди в п. Речной. И, конечно, продолжил употреблять наркотики. Даже ещё больше прежнего. Пытался "заколоть" эти чувства отчаяния, уйти от реальности, но получалось ненадолго. С каждым отходняком было всё хуже. После очередного наркотического запоя я попросил родителей отвезти меня в психиатрическую больницу. Меня поместили в реанимацию, где я пролежал под препаратами несколько дней. Когда очнулся, меня обрили и поместили в палату. Я не знаю, сколько точно времени я провёл там. Таблетки не давали прийти в себя. Я смотрел на людей, которые живут там годами просто потому, что их не забирают оттуда. Но меня забрали. Это была Мама. Я в который раз пообещал ей начать всё сначала. Она в который раз сделала вид, что поверила. 

Устроился на работу охранником в супермаркет. По вечерам алкоголь, по выходным покрепче. С зарплаты вещества потяжелее. "Жить можно",- думал я. И вот однажды… подъезд, поднял закладку, вышел на улицу, удары, наручники... я попал. Завели дело: "Хранение наркотических веществ в особо крупном размере". На суд я пошёл уже с сумкой, т.к. адвокат сказал, что шансов НЕ попасть в тюрьму, нет. 

Тогда я впервые обратился к Богу и обещал, что, если меня оправдают, я никогда больше не буду употреблять наркотики. Я стоял и плакал перед судьёй, обещал, что не буду больше нарушать закон, просил прощения. Как ни странно, мне дали условный срок. Но когда я обернулся, то в глазах родителей читалось: "Лучше бы тебя посадили". Выйдя из зала суда, я уже знал, куда мне идти... Меня ждали наркотики. 

Это было самое стремительное падение на дно. Из дома я выходил только за веществом. Не прятал уже дома шприцы, мама молча выбрасывала пакеты с ними. Мой вес был около 40 кг. Я не мог уже жить ни с наркотиками, ни без них. Я умирал на глазах у родителей. Однажды папа зашёл в комнату, сел рядом и задал риторический вопрос: "Что же ты делаешь с собой, сынок?". В этой фразе было столько боли и любви, что я не смог сдержать слёз. Я попросил папу выйти, сделал громче песню "Show must go on" группы "Queen" и достал уже приготовленный шприц из-под подушки. В тот день я сделал попытку покончить с собой, но выжил. Круг безумия продолжался ещё пару месяцев, усиливаясь, когда папа уезжал на север или когда приезжал "погостить" брат. Но однажды утром я подошёл к зеркалу и посмотрел на себя. Мне стало страшно. Я вслух сказал: "Что ты с собой делаешь, Денис?!". Домой зашла мама, и я сказал ей, что мне нужна помощь. В доме к тому времени было много разных визиток реабилитационных центров. Но я сказал, что поеду только в тот, где не говорят о Боге. Это была программа "12 шагов". 

Долгих одиннадцать месяцев реабилитации. Затем волонтёрство и работа консультантом в этой же структуре. Мне начинало нравиться жить трезво. И когда я пришёл проверить состояние своего сердца - рентген показал, что моя болезнь куда-то делась. Врачи были в недоумении, как и я. Со слезами на глазах я благодарил Бога за это чудо. Потихоньку жизнь налаживалась. Начал своё чайное дело, стал хорошо одеваться, были деньги, занимался спортом, иммунитет был в норме. Я научился жить без наркотиков и алкоголя, но продолжал курить, материться, встречаться с девушками и т.д… "Ну вот, это настоящая жизнь, наконец-то я нашёл путь к светлому будущему", -думал я. Но это всё было внешне, внутри чего-то не хватало, была пустота, которую не могли заполнить ни шмотки, ни отношения, ни деньги... 

Однажды на улице "случайно" встретил своего старого друга, с которым когда-то давно только начинали употреблять героин, Евгения. Я слышал ещё в 2010 году, что он обратился к Богу. Я тогда ещё подумал: "Ну, всё, Жека попал в секту, бедолага". И вот за чашкой кофе мы разговорились. Я говорил, что зависимость - это неизлечимая болезнь, он говорил о какой-то свободе. Так мы начали общаться. Он посоветовал мне оставить все отношения с разными девушками, чтобы пришла одна. Я так и сделал. И в этот же вечер я увидел в интернете, что в соседнем доме живёт какая-то Лера. Я позвонил, чтобы пригласить её в кино. Когда я сказал: "Привет, соседка", она удивилась, ведь она жила в другом районе. "Навигатор дал сбой", - посмеялись мы. Так началось наше общение. Она сразу сказала, что беременна. Я прослезился. Всегда мечтал стать папой, но врачи говорили, что для меня это невозможно. И вот двойной подарок от Бога! К моей истории жизни она отнеслась с пониманием. 

Когда я в первый раз пришёл в церковь "Неемия" на Вострецова и услышал проповедь, я сидел и думал: "Откуда этот пастор знает про мою жизнь? Наверное, Женя Гисс рассказал про меня". Слово, которое я услышал, запало мне в сердце сразу: "На чём ты строишь свою жизнь? На песке или на камне?". 

На свадьбу Женя подарил нам две Библии. Они были в красивом переплёте, на замочке, очень красивые. Но я всё равно немного обиделся. Тогда я не знал, что это, как её читать, и вообще, о чём эта книга. Шло время. Я посещал церковь, перестал материться, но ещё покуривал сигареты, пока братья-христиане не видели. Однажды я стал тревожиться: "А что, если ребёнок не будет похож на меня? А что скажут люди? А как он будет ко мне относиться?". И, думая об этом день и ночь, я решил открыть эту Библию, подаренную на свадьбу. Вспомнил, что Женя говорил начать с Нового Завета, но где его искать, я не знал и очень удивился, когда открыл точно в этом месте. "Совпадение"- подумал я. Дальше, как и говорил Женя, пропустил, кто кого родил и начал читать... 

"Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго. Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее. Но когда он помыслил это, — се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго;" (От Матфея 1:18 - 20) 

И мысль пронзила мой разум: "Это не мой ребёнок, но и не Леры! Это Бог дал нам его для того, чтобы мы воспитали его правильно!". С этой мыслью пришло успокоение и радость такая, что кричать хотелось! На следующий день, находясь дома один, обращаясь к Господу, я вдруг начал рыдать. Я попросил у Него прощения за всё, что я делал в своей жизни не так, как нужно. И он простил меня. Я тогда впервые почувствовал, что такое Божья любовь. Она совершенна!!! После этого момента Бог начал являть себя в моей жизни. 

Сегодня мои родители улыбаются. Мой брат тоже примирился с Богом и служит ему (у него тоже есть своя история). Я служу в церкви, в детском спортивном клубе "Авана". Моему сыну уже 1 год, и по нашим молитвам и милости Божьей сейчас Лера имеет во чреве дитя. 

Оглядываясь на свою жизнь, я вижу следующее... Всё, что я делал сам, загоняло меня в угол, приводило к разрушению. Но когда я доверил свою жизнь в руки Господа, Он наполнил её смыслом и красками. 

Дорогой друг! Если, читая эту статью, ты думаешь: "Конечно, столько употреблять. Я столько не сделал плохого. У меня нет таких заболеваний, как у него и т.д." Я процитирую одного пастора: "Чем раньше ты приобретаешь билет на самолёт, тем он обходится дешевле". Успей приобрести свой "билет" в счастливую, вечную жизнь, пока не поздно.

Nehmiah.ru

Последнее изменение Вторник, 21 Март 2017 16:42
Другие материалы в этой категории: « Владимир Сидоренко: Как Бог коснулся меня

Оставить комментарий

Пожалуйста, прежде чем оставить комментарий ознакомтесь с правилами комментирования. Безусловно запрещается: - использовать в комментариях ненормативную лексику (мат, сквернословие); - оскорблять в комментариях других посетителей, людей и организации. Оскорбления – не повод для обсуждения и не элемент дискуссии. Высказывайтесь по сути обсуждаемой статьи, а не личностей, ее комментирующих или в ней упомянутых...